Об АРДИ / Новости

Новости

06.10.2010
Отсеянные


Специалисты “Второго проекта образования” Азиатского банка развития начали на практике обучать работников районных психолого–медико– педагогических консультаций (ПМПК) приемам, методам и технологиям обследования детей с ограниченными возможностями. Задача проекта — определить для каждого ребенка оптимальную программу обучения, воспитания и социальной адаптации.

С коррекционными классами поступили некорректно
    Одна из основных проблем ПМПК — медицинское обследование и первичная диагностика учащихся, испытывающих трудности в обучении. В пилотных школах АБР в Московском, Джети–Огузском, Кочкорском, Таласском, Сузакском, Кадамджайском и Ноокатском районах специалисты Республиканской психолого–медико–педагогической консультации обследовали около пятисот детей с особыми потребностями. После этого на каждого ребенка члены комиссии составили индивидуальные заключения и рекомендации по уходу и обучению. Кроме того, всем учителям консультанты дали развернутые рекомендации по каждому ученику.
    — Недоработки в системе ПМПК и процедурах зачисления в школы — одна из главных причин, по которой дети–инвалиды остаются неучами, — говорит координатор по связям с общественностью “Второго проекта образования” АБР Мира Осмоналиева. — Медико–педагогическая комиссия должна оценивать детей–инвалидов перед тем, как принять их в общеобразовательные, специализированные школы или определить для них обучение на дому. Другая проблема — распределение специализированных школ на территории республики, которое не соответствует реальному спросу. Большое количество зарегистрированных детей–инвалидов проживают у нас в Оше и Джалал–Абаде, при этом подавляющее большинство специализированных школ находится в Чуйской области и Бишкеке. В Ошской области имеется всего один детский сад для глухих детей. В Нарынской и Иссык–Кульской областях вообще отсутствуют специализированные школы, хотя детей, нуждающихся в индивидуальном подходе, там тоже немало. Возможности уже имеющихся специализированных школ также весьма ограниченны. На сегодняшний день, по оценкам наших экспертов, дефицит мест в спецшколах и интернатах республики составляет более 20 тысяч! — приводит данные Мира Осмоналиева.
    Сейчас в это трудно поверить, но во времена Союза Киргизия была известна как центр предоставления качественного образования для детей с особыми нуждами. Однако с 1991 года началась тенденция медленного, но постоянного ухудшения доступа к базовому образованию таких ребят. В середине 90–х в начальной школе существовали коррекционные, или выравнивающие, классы, работающие с детьми с задержкой развития. Задача этих классов состояла в том, чтобы поставить диагноз и определить, будет ли ученик заниматься в обычной общеобразовательной школе или перейдет во вспомогательное учебное заведение. Сейчас из–за колоссального недофинансирования и дефицита учительских кадров с этой практикой, увы, покончено.

За кем идут деньги?
    Помимо детей с различными психофизическими нарушениями, существует еще одна категория — это ребята, у которых нет видимых отклонений, но есть определенные трудности в обучении. Эксперты ПМПК в Нарыне отметили печальную тенденцию: дети, у которых хромает успеваемость, зачастую пополняют ряды беспризорников. И опять–таки отсутствует государственная статистика о количестве детей, которые были отсеяны из обычных общеобразовательных школ. Во время последнего исследования АБР по школьной посещаемости выяснилось, что основная причина, по которой “необычные” дети бросили школу, в том, что их попросту игнорировали.
    — Своевременное выявление на ранней стадии и лечение некоторых видов инвалидности, таких, как нарушение речи, могли бы сократить количество детей с особыми нуждами или, по крайней мере, снизить тяжесть психического недуга, — говорят специалисты проекта. — В советское время детей регулярно осматривали в детских садах, практиковалось так называемое раннее вмешательство. Сегодня в результате резкого сокращения количества детских садов, особенно в сельской местности, и отсутствия систематической диагностической программы многие виды детской инвалидности не выявляются и не лечатся. То, что у ребенка проблемы с ментальным здоровьем, выясняется лишь в школьном возрасте, когда эти проблемы в ряде случаев уже невозможно устранить.
    А ведь при грамотном медицинском подходе и использовании коррекционных педагогических методик для этих детей есть реальная возможность преодолеть инвалидность и перевестись из специализированной школы в общеобразовательную. Но на практике только очень малый процент детей на самом деле переводится из спецшкол в обычные.
    — Мы так и не смогли установить, сколько детей в республике обучаются на дому, поскольку оказалось, что не существует государственных статистических данных на этот счет. Работая в Нарыне, мы установили, что домашнее обучение за последнее время получили только четыре ребенка. И неудивительно, что данная услуга носит фрагментарный характер, ведь никто не оплачивает репетиторам транспортные расходы, не говоря уже о компенсации за дополнительную работу. Получается, что система, которая должна предоставлять детям–инвалидам обучение на дому, есть, а обязательный источник финансирования для нее отсутствует, — резюмируют специалисты проекта.
    По данным АБР, в обычных общеобразовательных школах ежегодные расходы на одного ученика со специальными нуждами составляют около 10,5 тысячи сомов (включая расходы на ассистента учителя и транспорт), что на 40 процентов ниже, чем обучение в интернатах, включая полный пансион. Поэтому государству выгодно создавать коррекционные классы и внедрять подушевое финансирование, когда деньги “идут” за учеником. Это мотивирует школы работать с такими учениками, а не усаживать их на галерку или вовсе отсеивать. Задача проекта — убедить в этом чиновников отрасли, от которых зависит принятие решений и в конечном итоге судьба этих детей.

авторитетно

Старое «Новое поколение»

Чинара БАКОЕВА, ассистент координатора общественного объединения “Шоола Кол”:
    — В недавно принятом Законе “О правах и гарантиях лиц с ограниченными возможностями” мы насчитали по меньшей мере 20 статей, которые абсолютно не работают. Например, в 8–й статье говорится о том, что инвалидам и их семьям устанавливаются социальные льготы при оплате коммунальных услуг, медицинском обслуживании. Однако большинство семей никогда даже не слышали о такой возможности и не знают, куда надо обращаться, чтобы оформить необходимые документы. Закон гарантирует детям–инвалидам доступ к дошкольному, среднему, высшему образованию, профессиональной подготовке “в соответствии с индивидуальной программой реабилитации”. Ничего этого нет и в помине. 5–процентное квотирование рабочих мест для людей с проблемами здоровья, которое прописано в статье 28–й, тоже существует только на бумаге.
    Чисто номинально у нас действуют и различные государственные программы. Например, программа “Новое поколение”, рассчитанная до 2010 года, была очень грамотно составлена, чувствуется, что ее разрабатывали люди, которые болеют душой за этих несчастных детей. В частности, в ней четко прописаны механизмы и этапы внедрения инклюзивного образования, создание реабилитационных центров и множество других полезных и нужных дел и идей. Так вот, не закончив реализацию этой программы, департамент по делам детей при правительстве республики зачем–то начал разрабатывать другую, якобы с учетом международного опыта. Но ведь далеко не все заморские методы применимы к нашим условиям! И я не удивлюсь, если об этой программе тоже благополучно забудут, потому что ответственных за реализацию государственных проектов, как правило, нет.

Амалия БЕНЛИЯН, "Вечерний Бишкек"
Фото предоставлено “Вторым проектом образования” АБР.

Рассылка обновлений

Наши партнеры

 

ICCO

Фонд Абилис

Фонд Сорос Кыргызстан

Азияинфо

Кросслинк Девелопмент

Министерство Социального Развития Кыргызской Республики

Посольство Федеративной Республики Германия в Кыргызской Республике

Немецко-Кыргызское Культурное Общество (http://www.dkk-verein.com)

Полный список партнеров

Hoster.KG Хостинг для лучших сайтов


  Погода в Кыргызстане