Об АРДИ / Новости

Новости

12.03.2011
Гульнара Аманкулова: «Призываю журналистов сыграть свою роль в пропаганде этой идеи»

«Когда Центр только открывался, малыши из соседнего детсада приходили к нам под окна и кричали обидные слова. Вот воспитателям надо объяснить, что среди нас есть люди с ограниченными возможностями, но они ничем не отличаются от нас», - сказала в интервью ВРС Гульнара Аманкулова, директор Городского реабилитационного центра для лиц с ограниченными возможностями.

ВРС: Расскажите о работе вашего Центра?

Гульнара Аманкулова: Наш центр создан в 1999 году в целях улучшения положения людей с ограниченными возможностями. Основная наша задача была помочь снять синдромы беспомощности. Дать понять, что несмотря ни на какие преграды и ограничения человек ценен для общества, какой бы он ни был, болен он или здоров.

В 1998 году на Международной конференции на Ыссык-Куле люди с ограниченными возможностями подняли вопрос о том, что в городе Бишкеке нет центра общения, куда они могли бы приходить. Если в советское время инвалиды могли посещать учебно-производственные комплексы, для глухих и немых создавались типографии, то есть они были трудоустроены - государство выступало гарантом их защищённости, то с развалом Союза инвалиды остались не у дел. В первую очередь, они почувствовали необходимость общения, потому как человек, находящийся в  четырёх стенах, чувствует свою ущербность больше, поэтому ставился вопрос о создании центра общения. В1999 году на основании распоряжения мэрии был создан наш центр социальной реабилитации инвалидов. В 2001 году его переименовали в Городской реабилитационный центр для лиц с ограниченными возможностями.

Первое, с чем мы столкнулись в самом начале, - что социальная реабилитация у нас в Кыргызстане не имеет своей методики, ни один вуз не готовил специалистов по этому направлению, нам необходимо было обучиться. Наши сотрудники в рамках проекта Российско-Европейского фонда обучились в России, Англии. Они стали понимать, что такое социальная реабилитация, как работать. Если вначале мы действовали наугад, то теперь у нас есть стратегия. Мы открыли у себя отделение медицинской реабилитации: физиолечение, набор вспомогательного оборудования для лечебной физкультуры, недавно открыли сенсорную комнату, комнату массажа. Открыли отделение трудотерапии, потому что трудом воспринимается любое действие – умение одеваться, обуваться, расчёсываться; то элементарное, что для  здорового человека не имеет никакого особого значения, для инвалидов – настоящий труд. Поэтому было приобретено вспомогательное оборудование, с помощью которого они могли бы чувствовать себя независимыми - нарезать хлеб, налить чаю, приготовить лёгкий салат. Самостоятельная деятельность  поднимает стимул для интеграции в обществе, повышает уровень самооценки.

У нас в комнате поделок проводятся занятия по оригами, изделиям из обрезков нити, ткани, солёного теста, бисера, бумаги. Мы знаем: чем больше будет развита мелкая моторика рук, тем развитее мыслительная деятельность. Дети сосредоточены, ставят цель до конца завершить работу. Есть мастерские для столярки, вязания, шитья – всё создано для того, чтобы реабилитанты не чувствовали свою ущербность. Они понимают, что, работая там, они значимы для общества. Свои поделки  отправляют на выставки, продают, зарабатывают деньги. Независимо от того, болен человек или нет, он способен жить так же, как и все. Если у человека нет одной возможности, то есть потенциал в другом.

Это осталось от советского времени, когда считали, что если инвалид, то должен употреблять лекарства. В первую очередь говорили: «Дайте нам лекарства. Нужно выпить лекарства и нам станет легче». То есть понятие: – лекарство – источник решения всех проблем - прочно засело у них в голове. В рамках кыргызско-шведского проекта SIDA нас посещал доктор Буcс. На организованной встрече с родителями он сказал: если ваш ребёнок не ходит, значит, он так рождён, не надо его заставлять ходить. Вы можете его, сидящего в коляске, обучить компьютерной грамотности, бухгалтерии. Эта беседа с доктором дала толчок родителям, самим детям не зацикливаться на лекарствах, а искать другие методы, при помощи которых можно жить и общаться.

Ежедневно к нам приходят 70 человек, 35 – детей, 35 – взрослых. Тех, кто не может передвигаться, мы привозим на «Газели», которую, кстати, получили на грантовой основе. Реабилитационный период длится полгода, затем набирается новая группа. За 2010 год социальную и медицинскую реабилитацию прошли 212 человек.

Наш  штат состоит из 42 сотрудников: социальный работник по поделкам – волонтёр из Японии. Пятый год мы действуем вместе с  JICA (Японское агентство по сотрудничеству), добровольцы по очерёдности меняются и каждый из них привносит свою лепту в работу. Также есть социальный работник по привитию социальных навыков.

Наши дети не посещали детские сады, школы, поэтому они зачастую не знают элементарных правил поведения в обществе: не умеют здороваться, боятся большого количества людей. Наш работник обучает в доступной игровой форме тому, как переходить дорогу, принимать гостей, провожать их, одеться в театр и так далее. Всем тем  навыкам, которым учат в детских садах, школах. В центре есть также психолог, логопед, музыкальный работник, педиатр, невропатолог, массажист, педагоги.

Наиболее часто к нам приходят с такими заболеваниями, как детский церебральный паралич, синдром Дауна, с разными физическими недостатками.

Детей-инвалидов с сохранённым интеллектом готовим к школе. Родителям объясняем, что они имеют право требовать у администрации школ, чтобы их ребёнка обязательно учили. К нам иногда приходят мамы и говорят, что они пошли в школу, а их не взяли, хотя есть закон о праве каждого ребёнка посещать учебное заведение, если только комиссией не определена его неспособность к обучению.

ВРС: Могут ли выпускники вашего центра продолжать обучение в высших учебных заведениях?

Гульнара Аманкулова: У нас в центре есть мальчик с ДЦП, который в этом году окончил школу. Его родители и братья - без образования, поэтому он хотел получить знания. Мы написали письмо в Министерство образования, они пошли на уступки – мальчика взяли на курсы массажистов в Медакадемию. Он учился, но, видимо, комиссия решила, что по состоянию здоровья он не сможет продолжить учиться: массажист должен обладать физической силой, а у него недоразвита моторика. Мальчику доступно объяснили, что он не сможет заниматься этой работой, и он вернулся к нам. Поэтому из центра для лиц с ограниченными возможностями в этом году никого нет в вузах.

Инвалиды могут справиться с любой работой. Например, сидячие могут проявить себя в бухгалтерском деле, но почему-то люди боятся брать их на работу. У инвалидов, напротив, усиленно чувство ответственности. Они из кожи вон лезут, чтобы только выполнить данное им задание. Просто дело в сознании общества, которое надо менять в корне.

ВРС: Кто оказывает поддержку центру? 

Гульнара Аманкулова: Мы находимся на бюджете города. Мэрия Бишкека обеспечивает нас медикаментами, питанием, оплачивает коммунальные услуги, выдаёт зарплаты сотрудникам.

Спонсорскую помощь оказывали Министерство труда и социальной защиты, Центр занятости города,  Нидерландское посольство, Российско-Европейский фонд, АДРА.   

Мировая статистика показывает: 85% отцов бросают семьи, когда узнают, что у них родился ребёнок-инвалид. Наверное, мужчины  слабее женщин, менее терпимы, поэтому к нам в Центр приводят детей в основном матери-одиночки.

Сейчас всё подорожало,  малоимущие родители не в состоянии оплатить развлечения, которые предлагают парки. Мы заранее пишем письма в администрацию театров, парков, музеев, цирка, договариваемся и бесплатно посещаем  их. Вот только цирк в этом году отказал – слишком много желающих. Это был Московский цирк, наши-то, местные  не отказывают.

Недавно звонила художественный руководитель театра «Тунгуч», народная артистка Жамал Сейдахматова, сказала, что приглашает нас. Режиссёр Эрнст Абдыжапаров хочет показать фильм «Влюблённый вор». Так что никто не отказывает, да и мы стараемся не злоупотреблять, всё делаем по графику. Летом отдыхаем в пансионате «Улан». Сегодня решили: как только потеплеет, поедем на природу. Часто выезжаем в Карагачёвую рощу.

ВРС: Как вы считаете, в чём больше всего нуждаются люди с ограниченными возможностями?

Гульнара Аманкулова: Наши граждане смотрят на них как на диковинку. Люди, которые в первый раз  к нам приходят, говорят: «Ой, как же он ходит! Ой, как же он ест!..». Мы же не замечаем их недостатков. Мы воспринимаем их, как нормальных детей, поэтому они чувствуют себя нормальными. Когда Центр только открывался, малыши из соседнего детсада приходили к нам под окна и кричали обидные слова. Вот воспитателям надо объяснить, что среди нас есть люди с ограниченными возможностями,  но они ничем не отличаются от нас.

Как помочь? Например, обучение. Взять молодёжь, которая может и хочет учиться в вузе, но они не знают своих прав. Администрации университета  говорим: давайте поможем конкретному количеству людей улучшить качество их жизни путём образования. Поможем и проследим судьбу этого ребёнка. Это и будет стимулом для остальных.

Призываю журналистов сыграть свою роль в пропаганде этой идеи, стать мостиком между вузами и людьми с ограниченными возможностями. Но есть обратная сторона медали: получив высшее образование, они не могут найти работу. Молодые люди говорят: зачем я буду тратить 5 лет своей жизни, чтобы потом сидеть дома с дипломом, лучше я буду ходить в центр и работать в мастерской. Поэтому последующее трудоустройство  для них обязательно.

Изначально нет связи трёх структур. Министерство здравоохранения работает само по себе, Министерство социальной защиты само по себе, Минобразования само по себе. Когда рождается ребёнок-инвалид, структуры должны действовать сообща. Вот он родился в больнице, через год ему ставят диагноз, например, ДЦП. Минздрав берёт его на учёт, а затем передаёт Министерству соцзащиты. Ребёнок должен быть социально защищён. Необходимо заботиться о его развитии - приводят к нам. Мы готовим его к школе. Затем ребёнок должен быть поручен Минобразованию. А сейчас матери приводят к нам своих детей, которым уже 20 лет. Что он всё это время делал? Сидел дома! 

Количество инвалидов растет. Я не знаю, какой процент увеличения, но  сейчас в городе, наверное, уже 20 тысяч инвалидов. 

Айпери Момуналиева, стажер ВРС

www.bpc.kg

Рассылка обновлений

Наши партнеры

 

ICCO

Фонд Абилис

Фонд Сорос Кыргызстан

Азияинфо

Кросслинк Девелопмент

Министерство Социального Развития Кыргызской Республики

Посольство Федеративной Республики Германия в Кыргызской Республике

Немецко-Кыргызское Культурное Общество (http://www.dkk-verein.com)

Полный список партнеров

Hoster.KG Хостинг для лучших сайтов


  Погода в Кыргызстане